3fe29ceb

Бушков Александр - Четвертый Тост



Александр Бушков.
Четвертый тост.
Памяти Павла Судоплатова волкодава Великой Эпохи, а
равно - всем, безымянным при жизни, посвящается
Опасность - дело, во всяком случае, не мгновенное,
как кажется многим, ее нельзя сразу проглотить, а придется принимать понемногу,
разбавленную временем, подобно испорченной лекарственной микстуре.
К. фон КЛАУЗЕВИЦ. "О ВОЙНЕ"
Вообще, мы живем в век, когда нельзя ничему
удивляться и когда нужно быть готовым ко всему, исключая добра.
Великий князь КОНСТАНТИН. (Из письма брату Николаю от 7 мая 1826г.)
...Вообще-то, со всеми это происходит примерно одинаково.
Если подумать, незатейливо. Человек без особых достижений и провалов тянет свою
офицерскую лямку... стоп, стоп, офицером быть вовсе не обязательно, достаточно
прапорщиком. Главное, состоять в рядах, уж это непременно, в рядах, потому что
из штатских в спецназ ФСБ не попадают. Итак, достаточно служить в рядах.
Остальное произойдет независимо от служивого, который и понятия не имеет, что к
нему давненько уже присматриваются, то мысленно похлопав в ладоши, то мысленно
поморщившись (и то, и другое - без особых эмоций, мимолетно); что твою ничего
не подозревающую персону, твою неповторимую якобы личность давненько уже
изучают вдумчиво и серьезно посредством придуманных не вчера засекреченных
методик.
Правда, это ни о чем еще не говорит. Совершенно ни о чем.
Продолжения может и не оказаться... Иногда решают в конце концов, что - нет, не
подходит сей индивидуум. И все кончается, не начавшись. Причем объект
разработки так и не узнает, что когда-то являлся таковым.
Ибо, как пели давно тому симпатичные германские привидения,
важнее всего результат. Важнее всего результат, чики-чики, чики-чик... А в
данном случае результат был - ноль. Или нуль, кому как больше нравится. К чему
при этом раскладе зря напрягать человека? Ведь как строевой офицер он неплох и
на своем месте, к чему ж ему знать, что кое для чего он оказался неподходящим?
То-то и оно.
А если решено, то судьба нагрянет в гости в облике
неприметного, несуетливого, выражаясь старым армейским термином, покупателя. И
он сделает предложение. От которого, кстати, можно и отказаться. Бога ради,
никто не неволит, дело житейское. Но если человек соглашается...
То попадает в другой мир. Где его научат многому, способному
ужаснуть прекраснодушных пацифистов, мечтающих, чтобы никто никого не обижал, и
волк возлег рядом с ягненком. Вот только серый, паскуда, ни за что не желает
мирно возлегать, а пацифистов, вот загвоздочка, кто-то постоянно должен
охранять от кучи паскудных сложностей, коими полна жизнь на грешной земле...
Короче, научат. На совесть. И сажать дельтаплан на крышу
атомной станции, и эффективно превращать живого человека в труп, и ставить
мины, и извлекать мины. И много чему еще. Впрочем, до финиша доходят не все,
кто-то отсеется, и вовсе не потому, что труслив или нерасторопен. В спецназе
свои нюансы. Тут нужен не Рэмбо, не супермен, героически скрипящий бицепсом под
градом пуль и тупо идущий на рожон. Это-то как раз и не приветствуется - переть
на рожон, не уметь бояться. Вот именно, бояться тоже нужно уметь, а ежели не
умеешь - на все четыре стороны...
И если человек все же достиг финиша, он переходит в другое
качество, в иную плоскость жизни. Теперь если говорят о спецназе - говорят и о
нем. Слово красивое, понятие загадочное, заманчивое, романтическое. Для
непосвященных.
Посвященным-то прекрасно известно, что на самом деле все до
обидного грубо и



Назад