3fe29ceb

Бутов Денис - Чеченские Дни



Денис Бутов
Чеченские дни
ЕЩЕ ОДИН ДЕНЬ
Сижу, привалившись спиной к бетонной стене блокпоста. Жарко. Очень
жарко. Хочется пить. Вытаскиваю фляжку из чехла, скручиваю крышку, делаю
пару глотков. Вода горячая и тошнотно отдает хлоркой. Воду на блок привозят
в молочной фляге, получается по фляжке на человека в день. Восемьсот грамм.
Хочешь - пей, хочешь - душ прими. Восемьсот грамм, хоть залейся. Жарко. Бэтр
мой стоит в десяти метрах, за бетонными блоками. У него сдохло чего-то в
моторе, я хрен его знает, что именно. Не разбираюсь я в моторах. В моторах
разбирается мой водила по кличке Гаврик. Вон он, залез в моторный отсек,
только ноги торчат. Ремонтирует, наверное. А может, дрыхнет. Я бы тоже
поспал, но жарко. А ему пофигу.
О! Это орет наш взводный. Интересуется, чистил ли я пулеметы. Ясен
пень, чистил. Вчера еще. Нет, ему надо, чтоб я сейчас же пошел и почистил
еще раз. Шило в жопе у него, что ли? Переизбыток нервной активности, как
говорит наш санинструктор. Он мединститут закончил, а военки там не было.
Вот он и загремел на год. Сейчас говорит - чего ж я, кретин, в политех не
пошел? Там, говорит, военка была, был бы сейчас летехой. Я ему отвечаю - ну
и дурак, летехой ты бы здесь не год отвисал бы, а два. Он чешет в репе и
говорит - ну да, то рядовым, а то летехой. Они ж, говорит, бабки получают. Я
говорю - да и хрен с бабками, зато два года. А он за свое - а мы, говорит,
за бесплатно тут уродуемся. Не люблю я его. Жадный он и глупый. Не могу я с
ним долго разговаривать.
Нет, неймется ему. Это я про взводного. Молодой он еще, только после
училища. Вторую неделю в роте. Ретивый, как савраска. Делать нечего,
поднимаюсь, вешаю на плечо автомат и бреду к бэтру. Ох, как неохота в
бэтр-то лезть! Там вообще душегубка внутри. Сауна, блин. Бреду, бреду, а
краем глаза смотрю на взводного, может, поверит, что я такой исполнительный,
и уйдет нафиг в свой блиндаж. Нет, не верит, все-таки уже вторую неделю в
роте. Наблюдает. Подхожу к бэтру. Гаврик высовывает свою чумазую морду из-за
капота и говорит - ганджа курнем? Базаришь! - говорю я. Конечно, курнем.
Водка кончилась вчера, а ганджа у Гаврика всегда полные карманы, где он его
берет - непонятно. Мы однажды накурились в говно, и я его пытался расколоть
на это дело, но он только лыбится в ответ, как идиот. Да мне, в принципе, по
фигу, где он берет накур, потому, что он не жмот, и всегда делится.
Оглядываюсь на взводного. Он стоит и смотрит. Вот козел. Шел бы с Барабаном
водку пил, у них еще осталась бутылка, сам видел. Барабан - это наш замок,
замкомвзвода. Он контрактник и полный отморозок.
Я говорю Гаврику - видишь, палит стоит. Он говорит - ну, ладно, давай
попозже, а ты чего приперся-то? Я говорю - стволы чистить, чего еще. А, -
говорит он. - Ну, чисти, а я тут у себя почищу.
Неохота лезть в бэтр. Хочу пива. Холодного. И бабу. Во! Хочу холодного
пива, литра три, и бабу. Блин, как я хочу холодного пива и бабу!!! А вместо
этого у меня в наличии полфляжки горячего раствора хлорки, два пулемета и
малахольный взводный. Смешно. Я аж ржать начинаю, сначала тихо, потом во
весь голос. Гаврик опять отлипает от своего мотора. Вытаращился на меня и
тоже заржал. Так мы стоим и ржем, как идиоты. Минуты две ржем. У меня даже
живот заболел. Потом я говорю - олень, а ты че ржал? А он отвечает - да у
тебя, говорит, вид смешной был. У тебя, говорит, уши оттопырились и
шевелятся. Я не выдержал и опять заржал. Гаврик тоже. Взводный, наверное,
решил, что мы сдвинули



Назад