3fe29ceb

Бутяков Леонид - Владигор



sf_fantasy Леонид Бутяков Владигор В этом романе читатель встретится не только с мужественным Владигором, но и с чародеями и колдунами, упырями и оборотнями, прекрасными загадочными женщинами… В общем, со всем тем, что характерно для жанра героической фэнтези.
Но «Владигор» — не простоеще одно произведение в стиле «фэнтези». Это удачная попытка соединить языческий мир древних славян с «волшебной реальностью» и найти ответ на извечные вопросы бытия: кто мы? зачем мы? куда мы идем?
ru Тимофей Лукашевич Timo ltv@rambler.ru ClearTXT 1.0 9FC13347-4C8F-4D56-8B85-73EFEFE41BF5 1.0 Бутяков Л. Владигор АСТ М. 2001 5-7684-0660-3 Леонид Бутяков
Владигор
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
ЗЛЫДЕНЬ
…И вот теперь — уставшим от потерь, от пьянок и недель работы рьяной — он говорит:
«По Синегорью бродит Зверь, скрываясь в буреломах и бурьянах! Крепчает, матереет год от года. Наступит срок — и дикая порода в нас оживет и обрюхатит нас, поскольку семя проросло сейчас!

Когда же нам ударит по мозгам пьянящий жар безумств, Зверь вздернет хвост и прыгнет к обветшалым небесам — и одолеет их, и встанет в полный рост!.. Тогда не говорите мне о том, что я не колошматил в каждый дом и не кричал, уставший от потерь, что скоро вашу дверь взломает Зверь!»
«Синегорские Летописания», Книга Двенадцатая, X-XI. Песнь о Звере (современное переложение)1. Кровавая ночь
Род не был богом. Род был творцом Вселенной — ее Пространства и ее Времени, ее миров, живых и мертвых, и богов ее. Таким был Род, таким и остается — вне сравнений земных и небесных, вне разумения сущих и последующих.

Вне всего. Но от Рода явлены были боги: Сварог — бог небес, нравом спокойный и силой понапрасну не балующий, Дажъбог — податель благ земных и заступник наш, бог солнечный, Мокошь — богиня плодородия, водоносица, удачница женская.

От них рождены и другие (но только ль от них? — уж не помнит никто), своенравные, страстями обуреваемые… Они всегда не прочь поиграть миром человеческим. Бог ветра — Стрибог — буйный, да отходчивый.

Бог зверья и скотины домашней, да еще, говорят, покровитель менял и торговцев, — Белее — капризный, скупой и злопамятный. Сын небес, Сварогов сын, — Сварожич — бог огненный. Лико светила надземного — Хоре — то ласковый, то жесткосердный.

Самый веселый бог — Ярило — гуляка радостный, женолюб и выпивоха. Переплут — бог подземный, к ночи о нем не хочу говорить… А главный средь ряда сего, бог всевидящий и повелительный, гордый и праведный, княжеский бог — Перун. Известно еще, что пес у него в услужении, Симаргл прозываемый, с пастью клыкастой и крылами лазоревыми, аки молния быстрый… И уж как они, столь розные да грозные, в ряду своем сладили,как междусобби вершили и юдоль земную делили, про то наши старцы смутно сказывают — по страху ли великому, по неразумению ли, то ли еще по причине какой.
— А наш-то бог кто среди них, Любавушка?
— Ты будто дитя малое, Владий! Восемь годков к зиме будет, а простого усвоить не можешь. Сколько раз повторять тебе, что княжеский бог — Перун.

Он заступник нам и судия. К нему помыслы наши в дни тревог, и благодарность наша — тоже к нему.
— Белый ягненок, которого отец третьего дня зарезал возле речной пещеры,-благодарение Перуну? Совсем махонький был ягненочек, шерстка нежная, шелковистая. Жалко его…
— Так старейшины указали: жертва нужна была богу от князя. Слышал небось, возле самого Ладора волкодлаки-оборотни шастают. От них защиту у Перуна отец попросил.
— Глупость какую старики присоветовали! Перуну наш ягненок — на зуб не хватит. Лучше бы охотников и стражников кре



Назад