3fe29ceb

Бушков Александр - Пиранья 15 (Война Олигархов)



АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ БУШКОВ
ПИРАНЬЯ. ВОЙНА ОЛИГАРХОВ
(ПИРАНЬЯ #15)
Молодая жена, красивый дом в престижном поселке новых русских и кругленький счетец в банке – чего еще не хватает отставному адмиралу, чтобы спокойно встретить старость? Ответ прост: адреналина и эйфории победителя после преодоления очередной полосы препятствий.

И вот вместо того, чтобы мирно колоть дрова на заднем дворе своего особняка, адмирал Мазур бросается в очередную авантюру: теперь он особа, приближенная к олигарху Малышевскому, и главный специалист его империи по вопросам безопасности. Как же ошибся всесильный олигарх! Ведь все обстоит ровно наоборот: на самом деле где Мазур, там и смертельная опасность…
Кодекс одиночки
Все персонажи романа, все события и коллизии являются не более чем игрой авторского воображения – за исключением того, что на самом деле происходит на некогда единой территории одной шестой части суши.
Автор
– Нет! – крикнул Мюнхгаузен, и музыканты перестали играть. – Я еще не сошел с ума, чтобы от всего этого отказываться!
Марта бросилась к нему. Попыталась обнять:
– Но ради меня, Карл… ради меня…
– Именно ради тебя! – тихо сказал он, отстраняясь. – Если я стану таким, как все, ты меня разлюбишь. И хватит об этом.
Григорий Горин.
«Тот самый Мюнхгаузен», киноповесть
Opes auctoramentum sunt servitutis. Seneca [Богатство – залог рабства. Сенека]
Часть первая
БУДНИ ДИВЕРСАНТА
Глава первая
НАЗВАЛСЯ ГРУЗДЕМ…
Утро выдалось препаршивейшим, да и настроение к утру стало соответствовать погоде более чем. Снаружи – пронизывающая до костей сырость, холод, туман; в душе – раздражение, усталость, обида на судьбинушку… Нет, блин, ну надо ж, чтоб такая невезуха, а? Середина ясного, солнечного в этих широтах июня – и вдруг именно вчера зарядил к ночи дождь, поначалу не дождь даже, а так, просто морось, но противная, осенняя, никакими синоптиками не спрогнозированная.

Резко похолодало, лес стал наполняться влагой, как губка… Абыдно, да? Ну почему не завтра, почему не на прошлой неделе?
Он смахнул с носа каплю, упавшую с ярко-зеленого глянцевого листа. Весь вечер накануне Мазур, уже втянувшись в ритм, мужественно пер к цели, напролом через лес, сквозь заросли и сгущавшиеся сумерки, сквозь сыпавшуюся с неба водяную пыль, наплевав на маскировку, на предательский хруст веточек под ногами, силясь лишь не сбиться, выдержать направление и темп. Пер, сжав зубы, не обращая внимания на гудящие ноги и заходящееся сердечко.
Потому что – надо. Однако из-за обложивших небо туч стемнело значительно быстрее, нежели он рассчитывал, да и морось чуть погодя усилилась, превратилась в настоящий дождь, несильный, но мерзкий, унылый, монотонно шуршащий в листве над головой.

Видимость упала метров до пяти, скорость продвижения замедлилась – и вот только тогда Мазур остановился. Огляделся, шумно втягивая воздух через ноздри и выпуская через рот, успокаивая сердчишко. Темнота, тишина и безлюдье вокруг.

Только скотский дождь по-прежнему шебуршит в кронах деревьев.
И он сдался. Ладно, так и быть. Привал.

Все равно в такую сволочную погоду ни одного ориентира не разглядишь, да и эти вряд ли решатся продолжить погоню. Наверняка уже поставили, гады, палатку и сейчас жрут разогретые на бездымном костерке консервы, в тепле и сухости…
Впрочем, нет, одернул он себя. Эт-то вряд ли. Эт-то вы, товарищ адмирал, просто-напросто брюзжите по-стариковски.

Не могут преследователи двигаться кучно, одной группой, сколько бы их ни было – ну не совсем же они идиоты. Наверняка растянулись



Назад