3fe29ceb

Бушков Александр - Пиранья 04 (Жизнь Длиннее Смерти)



ПИРАНЬЯ
Александр БУШКОВ
ЖИЗНЬ ДЛИННЕЕ СМЕРТИ
Анонс
Конец семидесятых годов, СССР находится в апогее могущества... Во всех горячих точках наши военные профессионалы дают решительный отпор «проискам международного империализма».
Кирилл Мазур и его «морские дьяволы» оказываются в эпицентре военного конфликта между Эфиопией и Сомали... Они — безымянные герои идущей в акваториях Красного моря необъявленной подводной войны между Советским союзом и США.

Им противостоят американские «морские котики». Так чьи же подводники лучше? Как всегда, Мазуру и его команде приказано совершить невозможное...
Я достиг такого счастья и подобного места только после сильного утомления, великих трудов и многих ужасов. Сколько я испытал в давнее время усталости и труда! Я совершил семь путешествий, и про каждое путешествие есть удивительный рассказ, который приводит в смущение умы.

Все это случилось по предопределенной судьбе — а от того, что написано, некуда убежать и негде найти убежище.
«Тысяча и одна ночь», пятьсот тридцать восьмая ночь, сказка о Синдбаде-мореходе.
Часть первая
НЕИЗВЕСТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ СИНДБАДА
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ЛЮДИ НА ГЛУБИНЕ
Только человек непосвященный, штатский и мирный, никогда в жизни не охотившийся профессионально на себе подобных хомо сапиенсов, может подумать, что устроившийся в засаде помянутый профессионал предается размышлениям о войне, будущей резне и тому подобных суровых вещах.
Обычно бывает как раз наоборот. Когда ожидание затягивается, когда ничего не происходит и мозги поневоле остаются свободными и праздными, в голову обычно лезет всякая посторонняя чушь, о которой потом и вспомнить стыдно. Самая разнообразная, насквозь посторонняя чушь.
Вот и теперь было в точности так же. Когда впереди, в мутноватом утреннем свете, проникавшем на не столь уж большую глубину, впереди, в сине-зеленоватом сумраке недалекого горизонта показались несколько целеустремленно плывущих теней, не имевших никакого отношения к неразумной морской фауне, Мазур по инерции успел подумать, что долгожданные незваные гости, которых его группа поджидала битых двое суток, поступают вопреки заветам Винни-Пуха. А точнее говоря, это Винни-Пух ошибался, когда безапелляционно распевал во всю свою плюшевую глотку: «Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро...»
Мудро это далеко не всегда. Для подводного пловца-диверсанта нет лучшего времени для потаенного визита в гости, чем ночь. А эти четверо вздумали отчего-то нагрянуть на рассвете.

Весьма неосмотрительно с их стороны. Ну, предположим, они не сами так решили, им определенно приказали и назначили время, но все равно получилось глупо.
А потом, понятно, думать о посторонних глупостях вроде плюшевого медведя и его песенок стало решительно некогда...
Потому что быстро приближавшиеся бесшумные тени на глазах превратились в четкие силуэты, как две капли воды похожие на тех, кто терпеливо ждал в засаде, замаскировавшись не хуже неразумных морских хищников; обтянутые гидрокостюмами тела, двойные баллоны, выгнутые гофрированные шланги, широкие ласты. Как и над засадой, над плывущими не поднималось ни единого пузырька отработанного воздуха — аппараты замкнутого цикла, конечно, крайне удобная придумка для тех, кто ходит в гости незваным и стремится остаться под водой незамеченным.
Это были те самые гости, что хуже татарина. Впрочем, те, что в засаде, были не лучше, столь же зубастые. Просто на сей раз расклад лег так, что именно им выпало стать овчарками при стаде, а не крадущимися волками, хотя частенько



Назад