3fe29ceb

Бушков Александр - Печать Скорби



sf_heroic Александр Бушков Печать скорби Беса Мар-Кифая в наказание за проваленную операцию по уничтожению цивилизации Короны и Сварога, вмешательство которого и нарушило злодейские планы, демоны отправляют на Землю, устраивая своеобразное состязание. Обоих на время превращают в Сварогов, причем ни тот, ни другой сами не знают, кто из них настоящий. Земной мир может погибнуть, но может и выжить — его судьба зависит от того, кто из двух Сварогов первым доберется до наделенных магической силой развалин древнего сибирского города Аркаима.
2006 ru ru Snake fenzin@mail.ru Roland roland@aldebaran.ru Fiction Book Designer 12.10.2006 OCR Carot, вычитка LitPotal FBD-2WPHSNEM-NAV7-RDB3-QM34-W4HWVT9D1E6A 1.1
Сварог. Печать скорби ОЛМА Медиа Групп Москва 2006 5-373-00690-4 Александр Бушков
Печать скорби
«Все изменилось, — сказал на это какой-то господин, удрученный, по-видимому, подагрой, — не те уж времена; сорок лет тому назад все были здоровы, гуляли, веселились, только и знали, что смеялись и танцевали. В наше время все несносно угрюмы».
Ш. Монтескье. «Персидские письма»NВ. Далеко не все в этой книге является плодом неуемной писательской фантазии...
Пролог
Судный день
Более всего это напоминало...
Да ничего это не напоминало, черт возьми!
Окружающее не только не было похоже на Поток, в который Сварог сверзился, переступив порог часовни Атуана в Латеране; окружающее не только ничего общего не имело с переплетением красных и синих линий, куда Сварог угодил, отнюдь не добровольно, следуя маршрутом Земля — Талар... Это вообще ни на что не было похоже. Красные и синие линии были именно красными и синими линиями, пламя в кратере, пусть и не отбрасывающее тени, было именно пламенем; даже мириады блестящих кружащихся точек в Потоке Сварог мог смело окрестить «блестящими кружащимися точками».
Но здесь...
Вокруг не было ни бесплотной пустоты, ни кромешной темноты; не было и слепящего света, разверзшейся перед ним бездны или, скажем, сдавливающего со всех сторон каменного мешка. Напротив: вокруг было много чего интересного! Было полно клубящихся цветов, каких-то переливающихся фигур, смутных теней, но...
Но дело все в том, что в человеческом языке не имеется названий для таких цветов, нет определений для подобных форм — или хотя бы для внятных ассоциаций с ними. Да, еще окружающее полнилось звуками, запахами, осязательными и вкусовыми ощущениями, но, опять же, передать их словами невозможно. Как бы это объяснить понятнее...
Ну, а вот вы, например, как объясните слепому от рождения человеку, что такое закат солнца над морем? «Горизонт залит красным свечением, а по краям оно желтеет, а еще дальше становится бирюзовым, и облака, окружающие багровый шар, который погружается в сияющую киноварь, подсвечены снизу лазурью, так что красота вокруг неописуемая!» Из всего этого бедняга поймет только несколько слов, среди которых «края», «шар» и «снизу». Или как рассказать глухому, что такое «Кампанелла» Паганини?
Можно, конечно, прибегнуть к иносказаниям, и Сварогу вдруг припомнился старинный анекдот, когда один грузин, побывавший в Москве, в родной горной деревушке делится впечатлениями с другим грузином: «Слюшай, я там, в Москве, такую штуку видел! Телевизор называется!» «Вах, эта что такое?» — спрашивает другой. «Ну, как тэбе объяснить... — говорит первый. — Вот ты апельсин знаешь?» — «Ай, канешно, знаю! Сам продаю!» — «Так вот: ничего общего!»
Очень похоже, но все это, увы, примеры из человеческой жизни. А здесь, в том пространстве, где оказался Сварог, человечес



Назад