3fe29ceb

Бушков Александр - Континент



АЛЕКСАНДР БУШКОВ.
КОНТИНЕНТ
Всякое совпадение персонажей с реально существующими людьми объясняется лишь злонамеренностью автора
Глава 1. По направлению к барону Субботе
Он кричал во сне и проснулся от этого крика, не похожего на человеческий.
Там, далеко, за невесомым радужным занавесом забытья и боли, был бело-голубой вертолет, и молодой лейтенант в необмятом мундире, с прилипшей к губе забытой сигаретой, и потные шеи закостеневших от напряжения пилотов, и буро-зеленые квадраты полей — Эта Сторона. И удар, после которого все это пропало, но на смену не появилось ничего нового.
Вообще ничего. Если что-то и появилось, то не принадлежало ему — оно было чужое. Теперь чужое и свое слилось, слилось прошлое и настоящее.
«Мне двадцать восемь лет, — сказал он себе. — Я — Гай. Олег Гай, писатель-фантаст, мобилизованный для специального задания Советом
Безопасности ООН. Кажется, у меня есть полномочия, и, поскольку никому не известно, какими они должны быть, они, как полагается, как это водится, названы особыми. Особые полномочия. Звучит.

Есть «вальтер» 9,65 и достаточно патронов, удобная кобура желтой кожи и патронташ для обойм в тон. Убивать я, во всяком случае, могу. Хотя двух семерок перед моим номером нет, у меня вообще нет номера...»
Комната была роскошная — в прошлом. В настоящем это более всего напоминало покои обнищавшего аристократа, усердно скрывавшегося от кредиторов где-то очень далеко отсюда. Откровенно говоря, многое разломали и испакостили просто так, для колорита, забыв, что баррикады шестьдесят восьмого давным-давно снесены, Маркузе благопристойно умер, а Непал так и не стал новой Меккой, остался просто Непалом.
Зато телевизор работал, и красивая девушка в экономном купальнике предлагала индийский манговый сок, как и до Круга, захлебываясь от наигранного восторга, и это выглядело форменным идиотизмом, потому что передачу он смотрел внутри Круга. Кстати, индийские войска входили в состав обложившего Круг контингента ООН, но это ровным счетом ничего не значило — они ни в чем не виноваты, эти индийцы.

Никто не виноват. Может быть, и сам Круг тоже.
Гай встал с бывшей роскошной постели и подошел к окну. За окном была пустынная улица, по которой неторопливо вальсировали пыльные вихри.
Посвистывал ветер, и казалось, что во всем мире теперь так: пыль и ветер, ветер и песок, торжествуют Сахара и Гоби, злорадно посмеивается
Такла-Макан, и от озера Байкал остался засыпанный песком котлован...
— Почему это случилось в Европе? — сказал Гай вслух.
Кретинизм. Как будто, произойди это в каком-нибудь паршивом Гаити, осталось бы только хихикать над тонтон-макутами.
— Но почему именно над тонтон-макутами? — вкрадчиво спросили сзади, где секунду назад никого еще не было.
Гай обернулся не спеша и без страха. Ко всем этим фокусам Гай, забывший вертолет и удар, привык и оставил спокойствие в наследство Гаю
Вспомнившему.
Барон Суббота сидел в единственном приличном мягком кресле и светски улыбался. Одет он был классически — черная тройка, черный котелок, темные очки в массивной роговой оправе. Кожа на чисто выбритых щеках была дряблой, пожилой.
— Ну, не важно, — сказал Гай. — Тонтон-макуты там, или кто, не важно.
— Не важно, — согласился Барон Суббота. — Кстати, Гай, почему вы не убегаете с визгом? Изменились бы в лице, порадовали старика... Мелочь, а приятно.
— Бросьте.
— Брошу. Итак, Европа... Вас всех ужасно оскорбляет, что это случилось в Европе. Бедный обиженный континент...

Пуп Земли. Не земли, а именно
Земли. Смешно, Гай



Назад