3fe29ceb

Бушков Александр - Дикое Золото



det_history Александр Александрович Бушков Дикое золото 1908 год. В дикой шантарской тайге неуловимые и дерзкие налетчики грабят обозы, везущие с приисков золото.

В сложнейшей головоломке переплетаются тайные игры жандармерии, сыскной полиции, охранного отделения, большевистских боевиков. Перестрелки и кровь, любовь и предательство – и никто еще не подозревает, что в небе вот-вот вспыхнет Тунгусский метеорит...
сибирь, охранка, золото, бестужев 1999-01-01 ru ru Serge V. Tarasov SVT max@arkos.ru FB Tools, XMLSPY, Far 2004-06-21 Unknown D4B1FEA4-5B69-4BF8-BB82-8D4038030366 1.0 Дикое золото Нева СПб 2000 5-7867-0060-7 Александр БУШКОВ
ДИКОЕ ЗОЛОТО
Роман частично основан на реальных событиях, документах и биографиях.
Александр БУШКОВ
– Какой сюжет вашей повести? – спросил я.
– Сюжет... Как бы вам сказать? Сюжет не новый... Любовь, убийство...
А. П.ЧЕХОВЧто жизнь? Она была грустна.
А. ЧМЫХАЛО
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
САМЫЙ ДЛИННЫЙ ДЕНЬ
Глава первая.
Сибирский крез и остальные
Иванихин вольготно раскинулся на узковатом для рослого человека, но мягком диване, его легонько покачивало в такт колыханию вагона. В расстегнутом жилете, без галстука, он выглядел чрезвычайно по-домашнему и ничуть не напоминал того, кем был на деле, – миллионщика, сибирского креза, царя и бога на землях, ничуть не уступавших протяженностью какой-нибудь Франции (если считать без колоний, конечно, одну европейскую часть).

Он ловко подхватил рюмку с шустовским нектаром левой рукой, зажал хрупкую ножку меж средним и безымянным пальцами. Выцедил коньяк, жмурясь от удовольствия. И продолжал ровным, хорошо поставленным голосом опытного рассказчика:
– Был и такой случай... Жил под Кежмой мужик, для крестьянина вполне нормальный и благополучный, по нашим меркам, я имею в виду, а по скудным российским – и вообще счастливчик.

Им-то там куренка выгнать негде, а у нас, сами давно успели убедиться, Вячеслав Яковлевич, – богатство и необозримость, при надлежащем приложении рук приносящие достойные плоды... И вот надо же было такому случиться, чтобы рассказал ему кто-то про этот наш легендарный колдовской цветок...

Вроде разрыв-травы, только действует иначе. И под водой с ним пройти можно по дну реки, аки посуху, и в тайге, ежели заблудишься, выведет не хуже компаса из самой дикой глухомани... Да столько всякого про него бают...
Он замолчал, во время хорошо рассчитанной паузы поигрывая пустой пузатенькой рюмкой. Прилежно державший карандаш над блокнотом Вячеслав Яковлевич, совершенно точно понимая, чего от него ждут, нетерпеливо спросил:
– А дальше, Константин Фомич? Не томите, интересный зачин разворачивается...
– Дальше? – усмехнулся Иванихин. – Дальше не будет, увы, ничего чудесного, милейший Вячеслав Яковлевич. Никаких вам жутких чудасий в духе Гоголя, Николая Васильевича.

Все было крайне прискорбно: забросил наш справный хозяин и дом, и пашню, и семейство, ушел бродить в тайгу, днями напролет цветочки собирал. Наберет груду разных и проверку учиняет: зажмет в горсти один и в речку – бух! Вынырнет мокрехонький, убедится, что дал промашку, возьмет другой – и снова...
Поезд ощутимо замедлял ход, а там и вовсе остановился, лязгая сцепкой. Лямпе мимоходом глянул в окно – там тянулась глухая стена из бурого кирпича, невыносимо унылая на вид, принадлежавшая какому-то казенному строению полосы отчуждения.

И ничего больше нельзя было усмотреть. Слишком далеко от вокзала, так что людей не видно.
– Паровоз будут менять, – обрадованно вздохнул низенький незамысловатый Иннокентий Афиногенович. – Ну вот,



Назад