3fe29ceb

Бушков Александр - Дети Тумана



Александр Бушков.
Дети тумана.
Вы побеждали - и любили любовь и сабли острие...
М. Цветаева
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
Слева было море и акварельный,
молочно-сизый туман, справа назойливо сменяли друг друга однообразные холмы и
долины. Изредка серым зеркалом промелькивало озеро, по-местному - лох. Туман
размывал, прятал линию горизонта. Савину казалась неуместной эта прямая, как
луч лазера, насквозь современная дорога. То и дело под колесами мелькали
синие, красные, желтые зигзаги, ромбы, волнообразные линии - старая уловка,
призванная уберечь водителя от "гипноза дороги". Словно сам туман выстреливал
их навстречу машине пригоршня за пригоршней,
и запас, видимо, был неисчерпаем.
- И все же вы не ответили на мой
вопрос, - мягко напомнил патер.
- Отвечу, - сказал Савин. - "Вы
нападали на разум. У священников это не принято".
- Это цитата, судя по вашему тону?
- Да, Честертон. Правда... правда,
цитата не вполне подходит к случаю. Вы давно уже не нападаете на разум. Вы
просто-напросто определяете ему границы и рубежи. Когда мы преодолеваем рубежи,
вы ставите новые. И снова. И снова. Вам не кажется, что, эта ситуация весьма
напоминает знаменитую апорию Зенона - ту, об Ахиллесе и черепахе?
- Возможно, - согласился патер. - Но
в таком случае получается, что это вы гонитесь за нами, а не наоборот. Если
пользоваться вашей терминологией, мы - определяем рубежи, вы - стремитесь
достичь их и снести, и в тот момент, когда вам кажется, что впереди не осталось
ни одного препятствия, мы воздвигаем новый барьер...
- Вселенная бесконечна, - сказал
Савин. - Однако это еще не означает, что бесконечна и шеренга ваших барьеров.
Вы не боитесь, что однажды люди снесут ваш очередной барьер и не обнаружат нового?
То есть - бога?
- Демагог ответил бы вам - господь
по неисповедимым своим помыслам может надежно укрыться от людей.
- И получится, что отсутствие бога
как раз и доказывает его существование?
- Вот именно, - улыбнулся патер. - Что
поделать, демагоги встречаются и среди нас, но, поверьте, я к ним не
принадлежу. И пусть вам не покажется демагогией мой вопрос: а вы, вы не
боитесь в один прекрасный день обнаружить Нечто? То, что скрепя сердце вам
придется признать богом, - разумеется, я не имею в виду сакраментального старца,
восседающего на облачке, этот излюбленный вашими карикатуристами образ...
- Нет, - сказал Савин. - Лично я не
боюсь. Уверен, что и другие тоже.
- К сожалению, мы вынуждены
оперировать чисто умозрительными категориями. - Патер задумчиво улыбнулся. - Впрочем...
У меня два шанса против одного вашего. Я могу стать и пригоршней праха, но
могу и обрести загробное бытие. Вам
суждено только первое - ведь второе вы решительно отрицаете.
- Отрицаем, - сказал Савин. - Очень
даже решительно. И тем не менее последнее слово не за вами. Насколько я
понимаю, отвечать за свои грехи на страшном суде придется и верующим, и
атеистам?
- Безусловно.
- Отсюда следует: если бог сушествует, то даже не верящим в него
гарантированы те же два шанса, что и вам. Не так ли?
- Из вас получился бы хороший схоласт.
- А если серьезно? - спросил Савин.
- Серьезно? Вы не верите в загробное
бытие. Вы всего лишь пытались найти способ изящно отразить мой выпад. И
отразили, согласен. Но может случиться и так, что этот ваш "ответный удар"
станет первой трещинкой в мировоззрении атеиста, первым шагом- по дороге,
которая приведет к Вере. Такие случаи бывали и в наше время - несгибаемые,
казалось бы, атеисты становились верующими...



Назад